Перейти к контенту
фестиваль --товары для людей с потерями слуха и зрения --интернет магазин

Знаменитые шпионки


Рекомендуемые сообщения

Еще более интересную картину мы увидим, спустившись в самое начало хрущевских времен. Представьте, НИИ-88, возглавляемый Исаевым и Королевым. Девушка, окончившая авиационный институт, корпит над теперь уже легендарными чертежами.

– Американцы их страшно боялись! – вспоминает матушка Адриана про первые баллистические ракеты, двигатели для которых конструировала сама. И она же была единственной женщиной в государственной комиссии по испытанию ракетных комплексов. Ну, а потом космос. Предмет профессиональной гордости по сей день – двигатели малой тяги для первых космических кораблей.

– Они же самые «ювелирные»! – восклицает она. – Собственно говоря, те, которые помогают космическим кораблям оторваться от орбиты и вернуться обратно на Землю.

Матушка Адриана на какой-то момент превращается снова в ведущего конструктора головного института оборонного министерства. Кажется, дай ей волю, она и сегодня внесет вклад в дело перевооружения страны. Только… Вряд ли случайность, что в церковь ее потянуло под занавес 80-х, когда как раз закончилась «холодная война».

– Меняет ли война душу женщины? – спросили однажды у матушки Адрианы.

– К худшему не меняет, – тихо сказала она.

Ссылка на сообщение
  • Ответы 103
  • Создана
  • Последний ответ

Лучшие авторы в этой теме

  • Евдокия

    93

  • Первопроходец

    4

  • Танцующая под дождем

    1

  • blondex

    1

Лучшие авторы в этой теме

Популярные сообщения

Аппаратуру Наталья подключала к немецкому кабелю, тянувшемуся по земле. Какой объем ценных военных сведений передала она таким образом «своим», никто, разумеется, не считал. По прошествии десятков ле

Вера Даниловна Волошина (1919-1941),советская разведчица, Герой Российской Федерации (1994). Родилась в городе Кемерово, в семье шахтёра и учительницы. С первых классов школы занималась спортом: гимн

Долгое время Волошина числилась в списках без вести пропавших. Только в 1957 году, благодаря поисковому труду писателя и журналиста Г. Н. Фролова, удалось узнать о том, как погибла Вера, и найти её мо

Монастырский ее причал предопределила Великая Отечественная война – страшный по силе крик на протяжении четырех лет, разбудивший в ее душе глубоководное духовное начало. Еще в 7-м классе Наташа Малышева ничем не отличалась от всех остальных советских детей, разве что глубже остальных впитывала в себя государственные сказки про стран-врагов, окружавших СССР. Мечтая о подвигах, энергичная девушка выучилась стрелять, ездить на лошади, окончила медицинские курсы, пела «и на вражьей земле мы врага разгромим малой кровью, могучим ударом».

– Нам было все равно с кем воевать! – смеется матушка Адриана. – Мне стыдно признаться, но когда по радио объявили, что Гитлер напал на СССР, мама побледнела, а я страшно обрадовалась: «Ой, как хорошо! То, что мне надо! Да мы же за неделю их разгромим!»

Фронтовой разведчицей будущая монахиня прошла всю войну.

Когда же от реальных бомбежек почернела Москва, когда с запада на восток пошли нескончаемой вереницей машины и слово «эвакуация» как зарево проступило на родном небе… Тогда государственная идеология вылилась из нее как дурная вода, а в молодую кожу быстро, как муравьиная кислота, въелся первобытный страх, переборов который, сделала она первый и главный в своей жизни выбор.

– Передо мной встал выбор: уехать или остаться защищать Москву. Все физическое во мне трепетало. Но внутренний голос сказал: «Нет, твое место здесь. Ты же мечтала о подвигах – вот теперь, когда Родина в опасности, иди и защити!»

«У нас медсестер много. Может, в разведку?» – спросил ее командир, когда 19-летняя хрупкая комсомолка пришла записаться на фронт добровольцем. «С удовольствием», – совершенно искренне ответила повзрослевшая внучка священника.

Ссылка на сообщение

Будущая матушка Адриана прошла всю войну. Тот, кто воевал, знает, что это такое. Вдребезги стеклянные грезы о романтических подвигах. Многократные вылазки в тыл врага за сведениями о местоположении, технике, родах войск противника. Азы конспирации, легенды на случай встречи с фашистами, ночевки в лесу, сон на ходу и одновременно святая возможность подставить другому плечо, рискуя собственной жизнью.

– Сам умри, но друга спаси. Принцип в разведке такой. Не помню, чтобы я хоть раз испугалась. Постойте… только однажды, когда немец чуть в плен не взял. Я в последний момент помолилась, он стоял за спиной с пистолетом и вдруг сказал: «Я с девчонками не воюю!» Всю войну прошла словно под колпаком, ощущала, что есть кто-то сильный, кто меня бережет. Но главное, Бог меня спас, что самой убить никого не пришлось!

В красные сороковые ее, разведчицу 16-й армии, напутствовал командующий Константин Рокоссовский. «Почти на все задания лично отправлял, просил не рисковать зря», – улыбается от воспоминаний матушка Адриана. Ну, а в последние годы привечал ее уже как монахиню Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, недавно ушедший от нас в мир иной. Каждый год посылал он ей персональные подарки ко Дню Победы. Справлялся, как поживает, когда приходил на Пюхтицкое подворье в Москве.

– Круг, который я обошла, привел меня сюда. И никто не переубедит меня, что путь мой мог сложиться как-то иначе. Ничего случайного не было. У меня, например, должна была прекрасно сложиться личная жизнь, но не сложилась, и нет в том ничьей вины, – размышляет матушка Адриана и привычным движением руки поправляет черный клобук. Впервые она примерила его еще в детстве, когда ходила в Страстной монастырь. А это считается верной приметой, что девочка станет монахиней. Наверное, разведчик, ушедший в монахи, по определению фаталист.

 

Александра Белуза (Известия.Ru. 16 марта 2009 г. )

Ссылка на сообщение
  • 2 месяца спустя...

88712a379637.jpg

Антонина Васильевна Петрова (1915-1941)

Подвиг Алексея Севастьянова видели многие ленинградцы, дежурившие на крышах домов. Остальные узнали о таране летчика из газет. Но долго в нашем городе никто не знал о подвиге, который совершила в тот же день - 4 ноября 1941 года - девушка из Луги. Имя ее появилось в газетах лишь спустя пять месяцев, когда был опубликован Указ о присвоении Антонине Петровой звания Героя Советского Союза.

 

До войны многие в Луге знали Тоню. Здесь она училась, здесь работала в артели "Красный трикотажник", а потом в райкоме комсомола заведующей сектором учета.

 

Когда немцы захватили Лужский район, девушку изредка встречали в деревнях. Она говорила, что ищет родственников. Люди не удивлялись этому. Война действительно разметала в разные стороны многие семьи. Никто и подумать не мог, что Тоня стала разведчицей. А между тем еще в августе командир сражавшейся на подступах к Луге дивизии благодарил Антонину Петрову за важные сведения о противнике. Девушка добралась до деревни Югостицы и подсчитала, сколько танков и бронемашин прошло в сторону Луги.

 

В правлении югостицкого колхоза уже никого не было. С приближением немцев жители ушли в лес. Однако телефон в конторе еще действовал. Тоня позвонила в райком партии и сообщила, какой дорогой движется колонна. Ничего больше сказать не успела. Разговор прервался. Но и сказанного было достаточно. Артиллеристы тут же устроили засаду и сожгли восемь фашистских танков и три бронемашины.

 

 

 

 

Ссылка на сообщение

В райкоме волновались за Тоню. Секретарь райкома Иван Дмитриевич Дмитриев, пославший по просьбе военных девушку в разведку, нервничал. Внезапно оборвавшийся телефонный разговор невольно рождал опасения.

 

Но Тоня пришла. Оказывается, трубку она бросила сама. Возле правления остановилась немецкая бронемашина и пришлось спрятаться. Хорошо еще, что она вовремя заметила крышку подпола. Приподняла ее и юркнула вниз. Потом, едва немцы ушли, Тоня выбралась из своего убежища и проселками вернулась в Лугу.

 

Когда немцы захватили Лугу, Тоня ушла с партизанами. Но она часто покидала лесной лагерь. У связной отряда было много нелегких забот. Нелегких и опасных. Не так-то просто в занятой врагами деревне повидаться с нужным человеком, чтобы получить сведения, интересующие партизан. Однажды немцы схватили ее. В тот субботний вечер она оделась понарядней: дескать, идет на гулянку. На краю деревни Тоню задержал патруль. Выслуживаясь перед немцами, полицай убеждал офицера, что она партизанка. От нее даже сыростью землянки пахнет...

 

 

Девушка твердила свое: "Живу в соседней деревне, иду на танцы..."

 

Из-за позднего времени разбирательство прекратили и заперли Тоню в каменный амбар. А утром, когда ее вывели, деревенский староста будто невзначай бросил:

 

— У оврага...

 

Тоня терялась в догадках. Что могли означать эти слова? Возможно, немцам уже все известно и они расстреляют ее у оврага. Или в этом месте она должна бежать? А может быть, староста буркнул так, думая о чем-то своем. Ведь он сказал это, даже не взглянув на Тоню.

 

И все-таки невзначай брошенные слова не выходили из головы. У оврага... Если это совет бежать, то осуществить его не так просто. Прыгнуть вниз она, конечно, успеет, но два автоматчика не будут долго раздумывать.

 

 

Ссылка на сообщение

Вот и овраг. До него уже несколько шагов. Тоня решилась. Все равно гестаповцы разберутся, кто она. Виселицы не миновать. Да еще пытки. Лучше уж сразу... Жаль только, не удастся предупредить товарищей о том, что готовится какая-то операция против партизан. Когда ее запирали в амбар, полицай злорадно осклабился:

 

— Ничего, птичка, недолго тебе одной томиться в клетке. Не сегодня-завтра прижмут твоих соколиков к озеру, и амба.

 

Тоня поняла, что фашистам уже известна стоянка партизан.

 

Поравнявшись с оврагом, Тоня втянула в себя побольше воздуха, будто собиралась нырнуть в воду. Повернулась к обрыву...

 

И вдруг выстрел. За ним второй. Конвоиры упали. Не оглядываясь, девушка бросилась вниз.

 

Бежала по лесу, пока были силы. Совсем уже задыхаясь, прислонилась к дереву. Отдышавшись немного, снова заторопилась. Надо скорее предупредить об опасности, которая грозит партизанскому лагерю.

 

Отряд быстро собрался и ушел. Каратели застали только пустые землянки.

 

 

Ссылка на сообщение

Однако в другой раз гитлеровцам все же удалось выследить партизанскую стоянку. Это было 4 ноября 1941 года. Вернувшиеся с задания партизаны отдыхали. Тоня успела постирать ребятам бельишко. Чтобы побыстрее сохло, развесила вокруг костра. Починила чью-то телогрейку.

 

Быстро сгущались сумерки. Девушка притушила костер. Спать не хотелось. Она глядела на тлеющие угли и слушала, как шумят деревья, раскачиваясь на ветру. В лесу Тоня чувствовала себя лучше, чем в деревнях. Здесь она была сама собой. Ой, как тяжело таиться от всех, даже от тех, кого хорошо знаешь! Однажды ее остановила знакомая: "Что это ты, Тоня, совсем опустилась? Ходишь как побирушка. Или боишься, как бы немцы не узнали, что ты работала в райкоме комсомола?"

 

"Какие теперь наряды, - ответила Тоня. - Все сменяла на хлеб".

 

Когда они разошлись, Тоне вдруг захотелось окликнуть ее, предложить работать вместе. Девушка как будто надежная. Но Тоня даже не обернулась. Она не могла, не имела права рисковать.

 

...Неподалеку что-то хрустнуло. Тоня насторожилась. Снова такой же звук. Кто-то шел. И не один. Между стволами мелькнуло несколько силуэтов. Потом еще.

 

Поняла, что к партизанскому лагерю пробрались фашисты. Наверное, успели снять часового.

 

Первая мысль - бежать к землянке, поднять тревогу! Но Тоня не сделала этого. Зачем терять время! Надо отбиваться! Выстрелы станут сигналом тревоги. Выхватила из кармана телогрейки увесистую "лимонку" и швырнула в приближавшихся гитлеровцев...

 

Разбуженные взрывом, из землянки выбежали партизаны.

 

Уже в самом начале боя Тоня была ранена. Кровь заливала лицо. Вторая пуля попала в левую руку. Фашисты подошли совсем близко. Первой вступив в бой, она оказалась впереди остальных партизан. Враги уже окружили сосну, из-за которой стреляла партизанка. Ей кричали: "Сдавайся!" Она отвечала огнем.

 

Кольцо сжималось все туже. А в пистолете последний патрон. Совсем рядом хриплый голос:

 

— Сдавайся, русь!

 

— Врешь, Русь никогда не сдавалась!

 

И, прижав к груди пистолет, Тоня выстрелила себе в сердце...

 

 

 

Когда 8 апреля 1942 года радист принял Указ о присвоении Антонине Васильевне Петровой звания Героя Советского Союза, партизаны не сразу поняли, что идет речь об их боевом товарище. Потом радист сказал:

 

— Ребята, это же наша Тоня!

 

 

(Из книги А.В.Буров "Твои герои, Ленинград")

 

 

 

 

 

Ссылка на сообщение
  • 4 года спустя...

5f663ed896d0.jpg

Вера Даниловна Волошина (1919-1941),советская разведчица, Герой Российской Федерации (1994).

Родилась в городе Кемерово, в семье шахтёра и учительницы. С первых классов школы занималась спортом: гимнастикой и лёгкой атлетикой. В старших классах выиграла чемпионат города по прыжкам в высоту. Её одноклассником и близким другом был Юрий Двужильный (1919-1944). После окончания школы Вера переехала в Москву и поступила в Московский институт физкультуры и спорта. Одновременно она посещала московский аэроклуб, где освоила пилотирование самолётов и занялась прыжками с парашютом. Кроме этого, девушка всерьёз увлеклась стрельбой, рисованием и поэзией. В 1936 году она пишет заявление о желании принять участие в гражданской войне в Испании. Ей отказали. На первом курсе Волошина в числе других студентов отправилась в зимний спортивный лагерь под Серпуховом. Там девушка заболела гриппом, который дал серьёзные осложнения на ноги. Она долго лечилась, но безуспешно и была вынуждена бросить учёбу в спортивном институте и поступила в Московский институт советской кооперативной торговли.  

  • Лайк 1
Ссылка на сообщение

.   Летом 1941 года Вера сдала экзамены за третий курс и отправилась в Загорск для прохождения производственной практики. 22 июня она вместе с однокурсницами решила посетить музей Троице-Сергиевой лавры. По дороге девушки зашли в универмаг и купили Вере белое шёлковое платье. В следующем году она собиралась замуж: Юрий Двужильный сделал ей предложение. В этот же день студентка Волошина узнала, что началась война. Вскоре она была мобилизована на рытье окопов и противотанковых рвов на подступах к Москве. В октябре добровольно вступила в ряды Красной Армии и была зачислена в войсковую часть № 9903 разведотдела штаба Западного фронта для работы в тылу врага. На своё первое задание Вера ушла 21 октября 1941 в район подмосковной станции Завидово. После этого у неё было ещё шесть удачных засылок в тыл к немцам.

Ссылка на сообщение

. В ноябре 1941 года в войсковую часть № 9903 поступило пополнение. Среди прибывших была вчерашняя школьница Зоя Космодемьянская. Зоя поначалу держалась в коллективе несколько обособлено, но Вера вскоре смогла найти к ней подход, и девушки подружились. На своё последнее задание они ушли вместе.

21 ноября 1941 в тыл немецких войск отправились две группы разведчиков. Первой руководил Борис Крайнов. Командиром второй был назначен Павел Проворов, комсоргом - Волошина. Зоя Космодемьянская входила в состав второй группы. После перехода фронта группы должны были разделиться и начать действовать самостоятельно. Но отряд попал под огонь неприятеля и распался на две случайные по составу группы. Так разошлись пути Зои и Веры. Группа Космодемьянской отправилась в сторону деревни Петрищево. Продолжила выполнение задания и Вера с товарищами. Но между деревнями Якшино и Головково группа партизан снова попала под обстрел. Вера была тяжело ранена, но её не смогли забрать, так как к месту обстрела очень быстро прибыли немецкие солдаты. Утром двое из группы попытались найти Веру или её труп, но не смогли.

Ссылка на сообщение

 Долгое время Волошина числилась в списках без вести пропавших. Только в 1957 году, благодаря поисковому труду писателя и журналиста Г. Н. Фролова, удалось узнать о том, как погибла Вера, и найти её могилу. Местные жители сообщили, что Вера была повешена немцами 29 ноября 1941 в совхозе Головково. Перед смертью девушка спела «Интернационал».Только после отступления врага в середине декабря жители Головково сняли тело Веры с придорожной ивы и с почестями похоронили здесь же. Позднее её останки были перенесены в братскую могилу в Крюкове. В тот же день, когда немцы казнили Веру, в десяти километрах от Головково, в центре деревни Петрищево была повешена Зоя Космодемьянская. Не пережил войну и любимый человек Веры - Герой Советского Союза, капитан Юрий Двужильный, погибший в бою в ходе Могилёвской операции.

c9347dfe1fcc.jpg

Юрий Михайлович Двужильный

  • Лайк 1
Ссылка на сообщение
  • 1 год спустя...
  • 1 месяц спустя...
  • 11 месяцев спустя...
  • 2 года спустя...

NORVUD_Melita1.jpg

Мелита Норвуд (1912-2005)

Жила-была на юго-востоке Лондона бабушка - божий одуванчик по имени Мелита Норвуд. В своём домике, купленном в кредит ещё в 1937 г., она выращивала цветочки, пекла пироги. Соседи считали старушку милейшим созданием, правда, с причудами: бабуля выражала сочувствие коммунистическим идеям и агитировала всех подписываться на левую газету «Morning Star». Но в 1999 г. к дому старушки сбежались журналисты. Оказалось, что этот «милый одуванчик» 40 лет шпионил против своей страны - Великобритании - в пользу СССР.

Ссылка на сообщение

Мелита Сирнис родилась  25 марта 1912 года в городе Поксдаун. Её отец, латышский политэмигрант Александр Сирнис, был ярым социалистом, вёл активную партийную работу, переводил на английский статьи В. И. Ленина, редактировал социалистическую газету. Дочь оказалась достойной своего отца. В 1936 году, 24-х лет от роду, она вступила в Коммунистическую партию Великобритании. В 1937-м вышла замуж за учителя Хилари Норвуда, который отличался коммунистическими убеждениями. На советскую разведку Мелита начала работать с 1937 года. Ее снабдили миниатюрной фотокамерой, которой она снимала все важные документы  о британской военной ядерной программе и передавала их в Москву. Мелита, будучи секретарём в Британской ассоциации исследований в области цветных металлов, связанной с ядерными исследованиями, ничего не смыслила в науке и технике,  зато через её руки проходила практически вся документация ассоциации.

Ссылка на сообщение

Через год Мелиту пришлось «законсервировать». Она сотрудничала с агентами, промышлявшими на военном заводе «Вулиджский Арсенал». Трое из них в 1938 г. засветились, были арестованы и обвинялись в предательстве Родины. Тогда в руки британской контрразведки попал очень ценный блокнот, в котором кодовым языком были записаны имена советских шпионов, в том числе и Норвуд.  Мелита находилась на волоске от гибели. Но британские контрразведчики смогли расшифровать лишь часть записей. Имя Мелиты осталось засекреченным. Через несколько месяцев после громких разоблачений Норвуд разрешили продолжить шпионскую деятельность. Накануне Второй мировой войны и после Победы деятельность секретарши - серой мышки оказалась сверхполезной для СССР. Английские учёные пытались получить изотопы урана-235 и создать атомную бомбу. Благодаря идейной Мелите,  все достижения англичан тут же внедрялись в советские разработки,  СССР смог подготовиться к взрыву атомной бомбы в 1949 г., на 3 года раньше англичан. Но на этом «пакости» Мелиты для Великобритании не закончились. Скромная секретарша успешно вербовала в ряды сторонников компартии полезных чиновников и научных сотрудников.

Ссылка на сообщение

«Дисциплинированный и преданный агент, делающий всё от неё зависящее, чтобы помочь советской разведке» - так записали в деле Норвуд сотрудники КГБ. Связной у Мелиты была Урсула Бертон - кличка Соня, одна из главных фигур в советской шпионской сети в Великобритании. С ней Холла - партийная кличка Мелиты - встречалась инкогнито в юго-восточном пригороде Лондона. Хотя уже в 1945 г. британская контрразведка была уверена, что Мелита Норвуд - советская шпионка, но ни одного доказательства этого спецслужбам найти не удалось. «Меня хранило провидение», - иронизировала Норвуд.

Необычен факт, что Мелита Норвуд, работавшая до 1972 года на благо СССР, ни копейки, ни фунта за свою работу с КГБ не взяла. «Я работала только за идею, обожала русских, но старательно скрывала это. Я была влюблена в Ленина», - признавалась Мелита впоследствии. Единственное, что «красная бабушка» соблаговолила принять в качестве благодарности за предательство Родины, - это пожизненная пенсия в 20 фунтов в месяц и орден Красного Знамени, который ей вручили тайно.

О её деятельности в пользу СССР, которая продолжалась 40 лет, стало известно лишь в 1999 году, когда Норвуд было уже 87 лет. Её «раскрыл» перебежавший в 1992 году на Запад сотрудник КГБ, некто Митрохин. С учетом преклонного возраста Норвуд британские власти не стали предпринимать в отношении нее никаких мер наказания. Эта отважная женщина прожила на свете 93 года.

Ссылка на сообщение

303a722963f6.jpg

Урсула Кучински (1907-2000) с детьми Мишей,Петером и Яниной.

Урсула родилась в 1907 году в Германии в семье экономиста еврейского происхождения. Окончила лицей и торговую школу в Берлине. Работала в книжном магазине, занималась профсоюзной работой, а после вступления в Компартию Германии – и партийной. Из-за экономического кризиса в стране вместе с мужем,  архитектором Рудольфом Гамбургером, переехала в Китай. В Шанхае оба нашли хорошо оплачиваемую работу.

Ссылка на сообщение

В 1930 году с Урсулой познакомился Рихард Зорге (Рамзай). В ее  квартире  Зорге встречался со своими агентами. Убедившись в ее надежности, он начал давать ей  поручения. Урсула обрабатывала добываемые агентами  данные, переводила  важные документы с английского языка на немецкий и фотографировала их. Рамзай обучил ее правилам конспирации, и женщина стала встречаться с работавшими на советскую разведку китайцами. Эта работа не прекратилась даже после рождения в 1931 году сына Миши.

По рекомендации Зорге  Урсула  в течение 6 месяцев прошла обучение в  разведшколе в Москве, получила оперативный псевдоним Соня. Сына с собой ей не разрешили взять, чтобы он не выучил русский язык. Соня освоила навыки радиста, научилась самостоятельно собирать передатчики и приемники из отдельных узлов и деталей, продаваемых в радиомагазинах за рубежом.

Ссылка на сообщение

После успешного окончания разведшколы Кучински была  направлена  в Маньчжурию, оккупированную Японией, которая вела борьбу с освободительным движением, возглавляемым КПК. Задачей Сони и второго разведчика Эрнста, посланного вместе с ней в Мукден, являлось оказание помощи партизанским отрядам, а также сбор развединформации об обстановке в регионе и намерениях Японии в отношении СССР. Работа была  сложной и опасной. Кроме китайцев и японцев, в городе находилось много русских белоэмигрантов. Помощь партизанам в изготовлении самодельных взрывных веществ заключалась в том, что Соня и Эрнст  посещали в Мукдене аптеки и спецмагазины, покупая там различные химические вещества, из которых партизаны делали бомбы. Дважды в неделю Кучински из своей квартиры в Мукдене выходила на связь с Центром, используя самостоятельно собранный ею радиопередатчик. Всего Соня провела более 240 радиосеансов.  Но весной 1935-го Урсула и Эрнст были вынуждены срочно покинуть Китай, так как из-за ареста японцами одного из связников их группы возникла угроза провала. Кучински вновь была беременна от Эрнста, но она не намеревалась отказываться от своей деятельности и считала: «Там, где висят пеленки, вряд ли кто ожидает встретить разведчика».

Ссылка на сообщение

В Москве высоко оценили работу Сони в Китае, и вскоре она получила новое задание. Во второй половине 1935 года Урсула со своим  мужем Рудольфом Гамбургером, также прошедшим подготовку в разведшколе, прибыла в Варшаву. Главная задача – обеспечение радиосвязью резидента военной разведки в Польше, а также помощь группе агентов, находившихся в Данциге. Соня вновь собрала своими руками из купленных в местных магазинах деталей радиостанцию. У разведчицы родилась дочь Янина. Рудольф признал ее своим ребенком.

В Данциге Урсула  руководила группой  немецких рабочих, работавших на советскую разведку. Кроме информации о работе  порта и деятельности нацистов в городе, группе удалось организовать несколько диверсий в порту в целях срыва военных поставок  режиму Франко в Испании.  Соня жила в многоквартирном доме и регулярно передавала сообщения в Центр. Выше этажом жил нацист, с женой которого Кучински установила дружеские отношения. Это помогло избежать провала и ареста. Из разговора с болтливой соседкой выяснилось, что германской контрразведке удалось засечь выход в эфир передатчика. И будет проведена облава. Центр, узнав об этом из донесения Сони, приказал ей немедленно покинуть Данциг. Вскоре она вместе с мужем и двумя детьми благополучно выехала из  Польши. По возвращении в Москву Урсулу вызвали в Кремль, где Калинин вручил ей орден Красного знамени. Однако носить его она не могла, поэтому сдала орден на хранение в управление.

Ссылка на сообщение

В 1938 году Кучински направили в Швейцарию в качестве нелегального резидента. Соня должна была организовать получение требуемых Центром данных из фашистской Германии. Урсула с двумя детьми поселилась в горном районе, легализовалась, сама установила прямую радиосвязь с Центром.  Соня завязала нужные знакомства, среди которых был англичанин, занимавший высокий пост в аппарате Лиги Наций. От него удавалось получать важные сведения, немедленно направлявшиеся в Москву.

Чтобы добиться выполнения поставленных Центром задач, Кучински связалась с ветеранами, участвовавшими в войне в Испании на стороне республиканцев, среди них были Александр Фут и Лен Бертон. Соня привлекла их к работе на советскую разведку.

В декабре 1939 года Соня получила указание Центра оказать помощь другому нелегальному резиденту военной разведки в Швейцарии  Шандору Радо, который в то время не имел радиосвязи с Москвой. Кучински стала регулярно встречаться с ним в Женеве (дорога туда на автомашине занимала около трех часов), забирала информацию, возвращалась назад, шифровала ее и по ночам передавала в Москву.

Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!

Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.

Войти
×
×
  • Создать...